После развода Маргарет была вынуждена зарабатывать себе на хлеб, и решила, что Париж как нельзя лучше подходит для того, чтобы начать новую жизнь. Но первая попытка найти себе занятие, обеспечивавшее безбедное проживание, оказалась неудачной.

Она пробовала устроиться натурщицей, но как это ни странно, художники не оценили по достоинству прелести тела будущей танцовщицы - её бюст не отличался необходимой для них пышностью. Она не смогла найти для себя никакой работы и ей пришлось через год вернуться в Голландию (Holland), в Гаагу (Den Haag) несолоно хлебавши. Но молодая женщина недолго пребывала в унынии и уже через пару месяцев вновь поехала в город любви. Для начала она устроилась в цирк инструктором по верховой езде. Владелец цирка, с которым Маргарет беззастенчиво флиртовала, по-видимому, в знак признательности пристроил её танцовщицей в один из салонов, который посещали мужчины, принадлежавшие к влиятельным и богатым слоям парижского общества. Париж начала 20-ого века захлестнул вихрь канкана, но Маргарет прекрасно осознавала, что с отсутствием у неё танцевальной школы и и из-за слишком высоко роста она не слишком-то подходила для роли обычной танцовщицы. Для того, чтобы занять свою собственную нишу, ей придётся придумать нечто исключительное, что совершенно отличало бы её от канканерок. И она нашла великолепный и очень действенный способ выделиться на фоне многочисленных танцовщиц. В феврале 1905 года в одном из парижских салонов Маргарет впервые выступила в образе мифической восточной принцессы, где её заметил Эмиль Гиме (Emile Guimet) - промышленник и владелец музея Восточных искусств, который тут же пригласил её в качестве танцовщицы на открытие выставки в своём музее, при этом настоятельно порекомендовав ей сменить имя. Одного этого выступления в музее было достаточно, чтобы жизнь Маргарет раз и навсегда изменилась, а она сама стала сенсацией. Доселе никому не известная женщина из голландской глубинки превратилась в экзотическую восточную прелестницу, сводящую с ума мужчин. Теперь она стала называться Мата Хари (Mata Hari), что в переводе с малайского означало "око утренней зари". Чем же так пленила своего зрителя Мата Хари? Секрет её грандиозного успеха был на удивление прост - в своём дивном восточном танце, обращённом к богу Шиве, она, облачённая в полупрозрачные одежды, постепенно сбрасывала их, представая перед посетителями в завораживающе-пленительной наготе. Маргарет не умела по-настоящему танцевать, но по её же собственным словам, публику влекло к ней то, что она первой решилась обнажиться на сцене перед зрителем. Образ загадочной яванской жрицы Мата Хари выбрала не случайно. За годы, проведённые в Индонезии (Indonesiё), она узнала многое об истории и традициях этой страны, научилась национальному танцу Гандрюнг (Gandrung) и умело использовала эти знания, выдавая себя за загадочную восточную принцессу. О своём происхождении она распускала совершенно разные слухи, и всякий раз её биография обрастала новыми подробностями. Она представала то незаконной дочерью индуистского священника и белой женщины, то дочерью знатного шотландца и малайки, оставившей дочь на воспитание в буддистском храме, где та смогла постичь сладострастные тайны восточного танца, чтобы донести их божественный смысл до своих почитателей и обожателей. Мистический образ загадочной принцессы в сочетании с эротическим танцем и налётом некой религиозности произвели фурор в Париже. После того, как в одном из уважаемых изданий её назвали Венерой, можно было смело заявить, что головокружительная карьера молодой женщине удалась. Под магические чары "восточной жемчужины", как ещё называли Мату Хари, попадали мужчины разных возрастов и сословий во Франции, Италии, Испании, Австрии, Монако. Аудитория, приходившая посмотреть на танцы обольстительницы, состояла в основном из высокопоставленных государственных чинов и знати. У неё появились богатые и влиятельные покровители и, по её же собственным словам, она не брезговала извлекать выгоду из этих знакомств. Начиная с того самого момента, когда её отец разорился, Маргарет всегда преследовал животный страх оказаться в нищете, этим и объясняется её тяга к богатым любовникам, к роскоши и к привычке быть содержанкой. В список её поклонников входили послы иностранных государств, военные министры, генералы, банкиры, князья, герцоги, финансисты, композиторы. Мата Хари стала зарабатывать очень неплохие деньги, кроме того, её богатые покровители осыпали прелестницу баснословно дорогими подарками и значительными суммами денег. Но Мата Хари с таким же размахом и тратила эти деньги: приобретала дорогие наряды, затем раздавала их прислуге, спускала большие средства, играя в карты, поскольку являлась страстной картёжницей.

В 1914 году она получила выгодный полугодовой контракт на выступления в берлинском балете. Конечно же, подписывая его, она и подумать не могла, что этот ангажемент и начавшаяся за месяц до этого Первая мировая война перевернут её жизнь. Позже тот факт, что в момент начала войны она находилась в Берлине, будет использован против неё как доказательство её шпионской деятельности против Франции.
Убийство австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда (Frans Ferdinand van Oostenrijk-Este) 28 июня 1914 в Сараево послужило формальным поводом к началу войны, хотя ситуация в Европе уже давно не была спокойной, и данное убийство просто стало последней каплей. Мата Хари была вынуждена вернуться в Нидерланды (Nederland), в Гаагу. Она не находила себе места на родине и приняла решение вернуться в Париж, чтобы забрать свои вещи, а затем вновь поехать в Голландию. Но в 1916 из Гааги она опять попадет в Париж. Нидерланды сохраняли нейтралитет во время войны, и Маргарет, будучи голландской гражданкой, могла переезжать из Франции в Голландию и обратно только через Испанию и Англию.
Точные обстоятельства вербовки Маты Хари, так же, как и сам факт её шпионской деятельности до сих пор вызывают множество споров в среде историков. Кто-то из них полагает, что она действительно вела активную шпионскую работу, а другие придерживаются мнения, что это была лишь видимость, специально создаваемая ею для того, чтобы продолжать вести привычный для неё образ жизни, зарабатывая при этом неплохие деньги. А зная авантюристский склад характера Маргарет и её тягу к мистификациям, этой версии вполне можно было бы поверить.
Но связи Маты Хари и её многочисленные передвижения по странам Европы не могли остаться без внимания разведок. Немцы решили, что голландка может быть использована ими против французов, посулив ей за труды 20.000 франков. Впоследствии Маргарет рассказывала, что, соглашаясь на то, чтобы взять эту сумму, она таким образом хотела компенсировать потерянные по вине начавшейся войны деньги от заключённого накануне и не состоявшегося контракта на выступления в Берлине. У неё и в мыслях не было вести шпионскую деятельность против французов, и что уже по дороге в Англию она вылила в воду содержимое флаконов с симпатическими чернилами, выданных ей немцами. Конечно же, французы и англичане, знавшие о контактах Мата Хари с немцами, придерживались совершенно иного мнения. Они были уверены, что женщина, владеющая несколькими языками, постоянно в одиночестве путешествующая по странам Европы, была отличной кандидатурой для роли шпионки. 

Узнав о том, что в 1916 году контрразведка Франции, расшифровав радиограммы, получила информацию о её работе на немецкую разведку, Мата Хари сама явилась к французам с предложением своих услуг. Кроме того, в это время у её был роман с русским офицером, служившим в российском экспедиционном корпусе во Франции, Вадимом Масловым (Vadim Maslov). Он был на 19 лет моложе её, но разница в возрасте лишь ещё больше разжигала страсть в душе видавшей виды женщины. Возможно, эта страсть была частично замешана и на материнской любви, ведь примерно столько же лет было бы сыну Маргарет, не умри он в далёком 1899 году. Вадим был тяжело ранен и находился в госпитале на прифронтовой территории. Чтобы увидеть его, Маргарет нужно было получить специальное разрешение от французских военных властей. Вероятно, это тоже послужило причиной того, что она добровольно предложила свои услуги французским спецслужбам.
Но вскоре французы получили ещё одно подтверждение тому, что Мата Хари вела двойную игру, и в феврале 1917 та была арестована в Париже и обвинена в шпионской деятельности в пользу немцев. По некоторым данным немецкая контрразведка намеренно распространили сведения, компрометирующие Маргарет, чтобы таким образом избавиться от двойного агента.
Мата Хари была брошена в здание женской тюрьмы, в которой провела почти пять месяцев. Условия её содержания были ужасающими. После всей роскоши, к которой она привыкла за годы своего триумфа, женщина очутилась в полной изоляции, в обитой войлоком камере, кишащей крысами, вшами и блохами. Протесты одного из её бывших любовников улучшить ей условия пребывания в тюрьме не увенчались успехом. Навещали её только лишь монахини близлежащего монастыря и следователь, капитан Пьер Бушардон (Pierre Bouchardon) по прозвищу " Великий инквизитор". Маргарет так и не призналась в том, что работала на немцев, уверяя, что все её связи с немецкими военными чинами имели исключительно любовную подоплеку, а большие суммы денег она получала за интимные, а не за шпионские услуги. Но никакие доводы несчастной женщины, и никакие прошения и апелляции её адвоката и голландского правительства к высшим инстанциям Франции не возымели действия.
Вся Европа была охвачена шпиономанией. Её зримым символом для многих и стала загадочная Мата Хари. Она казалась настоящей находкой для политиков, позволив им объяснить, почему проваливаются наступления и гибнут десятки тысяч солдат. Ей был вынесен смертный приговор.
Можно по-разному относиться к этой женщине, к её принципам и образу жизни, но бесспорно, что достоинство, с которым она встретила свои последние часы и минуты, не может не вызывать к ней чувство глубокого уважения.
В день казни 15 октября 1917 года, когда за ней пришли в камеру, она попросила написать два письма, передав их сразу же своему адвокату, надела на себя чёрные шёлковые чулки, туфли на высоком каблуке и чёрное шёлковое кимоно. Поверх одежды она набросила чёрную бархатную накидку, отороченную мехом, а на густые тёмные волосы, уложенные косами вокруг головы, надела большую фетровую шляпу, подвязав её шёлковыми лентами. В завершении своего туалета Мата Хари натянула на руки лайковые перчатки, а после этого спокойным голосом произнесла: "Я готова".
Будучи уже на месте казни, она отказалась, чтобы ей завязали глаза, смотря в лица своим палачам и в дула нацеленных на неё ружей. Из двенадцати выстрелов, произведённых солдатами, лишь одна пуля попала ей в сердце. По сведениям некоторых очевидцев, в последний момент она послала воздушный поцелуй то ли своим палачам, то ли адвокату, стоявшему поодаль. Но при этом на лице бывшей куртизанки не дрогнул ни один мускул. Поскольку никто из родственников Маргарет не востребовал её тела, оно было отдано в анатомический театр. Её голову забальзамировали и передали в Музей Анатомии в Париже, где в 2000 году обнаружили её пропажу. Так что даже после своей гибели Мата Хари продолжала оставлять загадки.

В 2017 году досье Маты Хари будет рассекречено, и, возможно, мы узнаем всю правду об этой легендарной женщине.

На аукционе Де Зваан (De Zwaan) в Амстердаме (Amsterdam) в конце марта 2017 года состоится аукцион, на котором будут выставлены фотографии, письма, украшения и другие предметы, когда-то принадлежавшие экзотической танцовщице. В частную коллекцию входит более 80-ти объектов. Все они словно дополнительные штрихи к мистическому портрету этой легендарной женщины, имя которой до сих пор будоражит воображение миллионов людей. Конечно же, выставленные на торги предметы не раскрывают всех тайн, оставленных Матой Хари после себя, но уж точно помогают лучше понять её, как обычную женщину и мать. На аукционе одним из лотов будет брошь, отданная ею на хранение незадолго до своего ареста (кто знает, вероятно она что-то знала или чувствовала) некому Юстину Херре (Justin Herre), военному капитану, с условием, что тот передаст ювелирное украшение её дочери. Другим лотом станет локон волос рано умершего сына Маты Хари и Рудольфа Маклеода. Также женщина бережно хранила траурные ленты и засушенные цветы, которые использовали во время похорон маленьких детей.

Детские книжки, игрушки, стихи, малоизвестные портреты, личная переписка самой Маты Хари в итоге были сохранены третьей женой Маклеода Гритье Мейер (Grietje Meijer), а позже переданы во Фризский историко-литературный центр в городе Леуварден (Het Fries Historisch en Letterkundig Centrum Leeuwarden), родном городе самой загадочной женщины планеты.

 

Начало статьи о Мата Хари:

Гибельный танец. История Маты Хари.

 

Обратная связь

Вверх